07 марта 2017

Шрифт как объект авторского права в России и США

А. Киселева

Статья опубликована в журнале «Авторское право и Смежные права» №5, 2015

За последние сто лет окружающий мир кардинально изменился. Скорость и масштабы таких изменений потрясают воображение. Начиная с открытия космического пространства и заканчивая интернет-технологиями и робототехникой, новые объекты для изучения, новые сферы деятельности появляются со скоростью, растущей в геометрической прогрессии. Все эти новшества так или иначе связаны с интеллектуальной деятельностью человека. За последнее время, в связи с ускорением и усложнением общественных отношений, появилось множество объектов интеллектуальной собственности, ранее не существовавших или не рассматриваемых в качестве таковых.

Нормы интеллектуальной собственности появились и существуют для достижения баланса интересов правообладателей и общества. С одной стороны, необходимо, чтобы затраченный создателями интеллектуальный труд поощрялся, иначе не будет достаточной инициативы для культурного и экономического развития. С другой стороны, общество должно рано или поздно иметь доступ к культурным ценностям, произведениям искусства. Кроме того, зачастую скорость развития отрасли зависит от доступности работ другим авторам (это наглядно видно на примере открытых лицензий на программы для ЭВМ), что позволяет совершенствовать авторам ранее созданные работы другого автора. Если рассматривать данный вопрос под призмой экономического анализа права, можно говорить о том, что объектом интеллектуальных прав тот или иной вид деятельности становится тогда, когда государству экономически невыгодно оставлять такой объект за рамками правового поля.

С развитием Интернета и компьютерных технологий шрифты (Существует множество понятий шрифтов, применяемых в различные эпохи в различных ситуациях. В настоящей статье шрифт рассматривается как набор символов для письма, созданных художником, как компьютерный файл, воспроизводящий шрифт и/или как набор металлических литер, используемых в типографской печати. Если не указано иное или не следует из контекста, шрифт следует понимать как набор символов для письма, созданных художником) стали именно таким объектом. Однако так было не всегда. С момента создания книгопечатного станка Иоганном Гуттенбергом в XV веке до создания печатной машинки в начале XIX века процесс создания шрифтов был очень затратным и долгим. И, что более важно, его копирование занимало столько же средств и времени, сколько и создание.

Как указывает Блейк Фрай (Blake Fry. Why typefaces proliferate without copyright protection), для создания одного размерного ряда шрифта в семье шрифтов (например, Times New Roman 14 в семье шрифтов Times New Roman) требовалось около 800 часов работы уникального специалиста, сочетающего навыки кузнеца, скульптора, резца по металлу, который создавал шрифт в виде металлических литер. Приоритетное значение здесь имел не столько дизайн шрифта и не работа художника, сколько эти уникальные навыки специалиста, а также средства, затраченные на создание шрифта. Копировать шрифт было абсолютно невыгодно, так как для этого требовалось потратить столько же ресурсов, найти такого же уникального специалиста. Соответственно, у государства не было интереса в предоставлении правовой охраны шрифтам. Не появился он и с созданием печатной машинки, так как процесс копирования все так же был слишком затратным. Однако информационные технологии совершенно изменили отрасль шрифтов. Теперь создание шрифта требует скорее уникальных творческих способностей, нежели практических навыков и большого количества времени. Если раньше шрифты создавались в основном крупными корпорациями, у которых для этого имелись достаточные ресурсы, теперь шрифт может создать практически любой пользователь компьютерных программ, для этого предназначенных (например, Font Creator, FontForge). Скопировать такой шрифт может неограниченное количество лиц в силу его открытости и простоты копирования. Кроме того, незаконно использовать шрифт теперь можно анонимно. Если ранее рынок шрифтов был узок, и все участники рынка знали друг друга, а в случае нарушения могли использовать негосударственные рыночные регуляторы (например, прекратить сотрудничество с таким участником, распространить информацию о его нарушении, тем самым испортив его репутацию), то анонимность не позволяет использовать внеправовые механизмы регулирования.

Стоит отметить, что сейчас шрифты приобретают все большее самостоятельное значение. Шрифты используются в рекламе, в дизайне веб-сайтов, книг, журналов, в навигации городского пространства и во многих других отраслях. Например, в рекламе важно выбрать подходящий шрифт, удовлетворяющий ее целям (яркий, но не кричащий), способный создать необходимые эмоции и вызвать определенные ассоциации у потребителя (совершенно разные шрифты могут быть использованы в рекламе духов и, например, циркового представления). Различные шрифты выбираются для создания интерфейса веб-сайта, для создания самого веб-продукта. Так, всем известны написания поисковых систем Yandex и Google. Они привлекают внимание и стали популярны в том числе за счет своего шрифта. Создатель шрифта для Yandex, например, так описывает шрифт: «Фирменный шрифт Яндекса — это узкий гротеск, отличающийся открытой формой знаков и небольшим радиусом скруглений. Динамичные распределения толщин в круглых буквах отлично сочетаются со статичностью прямых знаков <…> Гарнитура подходит для написания названий сервисов, коротких слоганов и пояснений» (А. Лебедев. Фирменный шрифт Яндекса). Это указывает на то, что каждый шрифт имеет свои особенные элементы, разработан и предназначен для использования в определенных ситуациях, и именно от творческих способностей художника-дизайнера зависит возможность создания подходящего шрифта.

Государственные и муниципальные органы уделяют особое внимание навигации городского пространства и метро, разрабатывают единые стандарты оформления вывесок, где шрифт имеет особое значение. Даже простые пользователи не ограничиваются стандартным набором шрифтов, представляемых операционными системами, ведь сфера креативной деятельности любого пользователя Интернета неограниченна. Все это указывает на то, что шрифт как результат творческого труда его создателя должен рассматриваться самостоятельным объектом авторского права.

В большинстве стран мира, в том числе в России, шрифту предоставляется правовая охрана в качестве объекта авторских прав. Например, в Германии в 1981 году признали, что шрифты могут охраняться нормами авторского права, в Англии ‒ с 1989 года (Erik Shultz. The Law on Fonts and Typefaces). Существует на международном уровне «Венское соглашение об охране шрифтов и их международном признании», заключенное 12 июня 1973 года (Vienna Agreement for the Protection and their International Deposit). К сожалению, соглашение не вступило в силу, так как только одна страна его признала и ратифицировала. Большинство государств не рассматривают шрифты напрямую как объект авторских прав, они скорее не исключают их из общего открытого перечня. Отдельную позицию по поводу охраноспособности шрифтов занимают Соединенные Штаты Америки, где в 1976 Служба по авторскому праву заключила, что шрифты не должны рассматриваться в качестве объектов авторского права (Jacqueline D Lipton. To © or not to ©? Copyright and Innovation in the Digital Typeface Industry). Это решение было в дальнейшем поддержано судебной практикой (Eltra Corp. vs Ringer, 579 F.2d 294 (4th Cir. 1978). Такой порядок вещей вызывает недоумение у специалистов в области дизайна шрифтов, а также у представителей юридической профессии. Конечно, это не означает, что в США шрифт совсем не подлежит правовой охране. Так, в качестве произведения рассматривается компьютерная программа, которая позволяет вывести, воспроизвести на экране шрифт. Это было установлено Службой по авторскому праву в 1992 году и закреплено в решении по делу Adobe Systems, Inc. vs Southern Software, Inc., вынесенном 30 января 1998 года, на которое ссылается Жаклин Д. Липтон в своей о работе об охраноспособности шрифтов (Jacqueline D Lipton. To © or not to ©? Copyright and Innovation in the Digital Typeface Industry). Решение было принято в пользу истца, тем самым создав прецедент охраны способа воспроизведения шрифта с помощью программы для ЭВМ. Однако совершенно очевидно, что такой способ охраны не является достаточно эффективным. Как известно, авторским правом охраняется описание программы, а не идея, заложенная в ней. То есть, изменив описание, можно добиться сравнимого результата ‒ одинакового или похожего шрифта. Кроме того, для использования шрифта не всегда необходима компьютерная программа (например, использование на рекламном плакате, нарисованном от руки), скопировать можно сам шрифт, не затрагивая при этом программу. Поэтому вопрос предоставления правовой охраны шрифтам в США остается открытым. Почему же одна из самых прогрессивных правовых систем остается настолько консервативной в данном вопросе? Как это ни удивительно для прецедентной системы права, именно законодательство в США устанавливает такое ограничение. Закон об авторском праве США от 1976 года предусматривает, что в качестве объектов авторского права следует рассматривать в том числе произведения изобразительного, графического искусства, а также скульптуры, которые включают следующее: «Двухмерные и трехмерные произведения изобразительного, графического искусства, а также скульптуры… Такие произведения должны включать их форму и выражение, но не их полезные и функциональные свойства; дизайн объекта, имеющего полезность и практическую применимость, как определено в настоящей статье, должен признаваться и охраняться авторским правом, только если такой дизайн содержит художественные, графические или скульптурные элементы, которые могут быть определены и существовать отдельно от практически применимых аспектов такого объекта» (Закон США об авторском праве).

Любой шрифт будет функционален и практически применим, так как он прежде всего является набором знаков для коммуникации. Если он не выполняет своего назначения, он перестает быть шрифтом. Однако такой набор знаков может иметь оригинальные черты за пределами формы букв, например, толщину, яркость, насыщенность, расстояние между букв, масштаб, он может быть закругленным, витиеватым или прямым, графичным. Но все это не может существовать отдельно от формы букв. В свое время Служба по авторскому праву США установила, что художественные элементы функционального, практически применимого объекта охраняются авторским правом только если такие элементы физически отделимы от самого объекта (Jacqueline D Lipton. To © or not to ©? Copyright and Innovation in the Digital Typeface Industry). Именно поэтому шрифт в США не охраняется нормами авторского права. Главным доводом законодателя и правоприменителей в данном случае является предполагаемая сложность и дороговизна использования шрифтов пользователями, если шрифты будут признаны объектами авторского права. И это справедливо, ведь в таком случае обычный пользователь будет нарушать исключительные права, не являясь заинтересованным в художественной составляющей шрифта, ему нужно будет использовать его функциональность. Однако здесь есть свои контраргументы. В настоящее время существует множество открытых шрифтов, распространяемых свободно и безвозмездно, они предоставляют широкий выбор для пользовательских нужд. Если пользователю их недостаточно, значит, его интересует уже не функция шрифта, а его художественная составляющая. Такими пользователями как раз и являются создатели шрифтов, рекламные и дизайнерские агентства, одним словом, предприниматели, которые используют шрифт в коммерческих целях. Это может являться квалифицирующим признаком использования шрифта как объекта авторского права. Кроме того, в США существует эффективная доктрина «добросовестного использования» (англ. fair use), которая также может быть использована для возможности использования шрифтов пользователями в некоммерческих целях, если будет расширен перечень видов добросовестного использования, перечисленных в ст. 107 Закона об авторском праве США (Закон США об авторском праве) или будут сформированы соответствующие судебные прецеденты.

Таким образом, на текущий момент шрифт в США не подлежит правовой охране сам по себе в силу того, что функциональные характеристики шрифта физически не отделимы от его художественных элементов. Объектом авторского права признается только программа для ЭВМ, воспроизводящая шрифт на экран компьютера.

Обратимся теперь к российскому опыту правового регулирования отрасли шрифтов. Гражданский кодекс РФ прямо не закрепляет, что шрифты подлежат правовой охране. Однако ст. 1259 Гражданского кодекса РФ содержит открытый перечень объектов авторского права, что позволяет к таковым отнести и шрифты, если они выражены в объективной форме, носят творческий характер и не выражают идеи, концепции, принципы, методы, процессы, системы, способы, открытия, факты, не являются решениями технических, организационных или иных задач, языками программировани (Часть IV Гражданского кодекса РФ. Пункт 5 ст. 1259). Более того, поименованными в ст. 1259 ГК РФ объектами авторского права являются произведения графики и дизайна, к которым можно отнести и шрифты. Как справедливо замечает Р.Н. Юрьев: «Несомненно, что шрифт представляет собой произведение графики, причём как в отношении конкретной буквы, так и в отношении набора литер в целом. Поскольку понятие «дизайна» в законодательстве не раскрыто, а словоупотребление его ещё не имеет устоявшегося значения, и под ним можно понимать как порядок расстановки мебели в помещении, так и внешний вид любой вещи, можно признать шрифт также «произведением дизайна»…» (Юрьев Р.Н. Шрифт как объект авторского права). Таким образом, российское законодательство не содержит ограничений для охраны шрифта нормами авторского права.

Не менее важно рассмотреть отечественную судебную практику по данном вопросу. Судебных решений, касающихся признания шрифтов объектами авторского права, на настоящий момент вынесено немного. Наиболее важным судебным актом по вопросу охраноспособности шрифта как отдельного объекта авторского права является постановление Суда по интеллектуальным правам от 12 декабря 2014 года № С01–1268/2014 по делу № А40–20099/2014. В данном деле истец ООО НПО «Паратайп» обратилось в суд с исковым требованием к ответчику о запрете использовать шрифт «Родченко» (Rodchenko), в том числе при выпуске книг, распространять экземпляры книги и взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на произведение. Суд первой инстанции частично удовлетворил исковые требования, запретив использовать шрифт и распространять книги с его использованием, а также взыскав частичную компенсацию. Суд апелляционной инстанции оставил решение в силе. Вышестоящие суды, в том числе Суд по интеллектуальным правам (далее – СИП), оставили решение в силе. Интерес представляют мотивировочные части судебных актов апелляционной и кассационной инстанций. СИП не рассматривал вопрос охраноспособности шрифта как объекта авторского права, он только сослался на нормы, где перечислены объекты авторского права, и по умолчанию стал рассматривать шрифт как произведение. Больший интерес представляет акт апелляционной инстанции.

«В апреле 2002 года Сафаев Т.И. в порядке выполнения служебных обязанностей по вышеуказанному трудовому договору создал и передал истцу как своему работодателю разработанный шрифт под названием «Родченко» (Rodchenko). Так, вышеуказанный шрифт представляет собой совокупность единых по стилистике изображений всех знаков латинского и кириллического алфавитов (в нескольких вариантах), необходимых для написания текстов. Шрифт потребовал для своего создания индивидуальной умственной деятельности, направленной на выражение эстетических представлений о внешнем виде букв и других знаков, является оригинальным произведением творчества автора Сафаева Т.И., а именно: произведением графики. Таким образом вышеуказанный шрифт в порядке ст. ст. 6 и 7 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах», ст. 1259 ГК РФ является охраняемым объектом авторского права» (Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 8 сентября 2014 года № 09АП-32019/2014-ГК). Таким образом, суд апелляционной инстанции отнес шрифт к поименованным в ГК РФ объектам авторского права – произведениям графики. Не сумев обосновать, что шрифт не является объектом авторского права, в кассационной инстанции ответчик оспаривал постановление апелляции по другому основанию: ответчиком «было использовано не произведение (шрифт) в целом, а лишь отдельные элементы (знаки), которые представляют собой несущественную, неохраняемую часть произведения. По мнению заявителя кассационной жалобы, шрифт может являться объектом исключительных прав только в том случае, если он представляет собой полную совокупность всех символов и знаков, исполненных в едином стиле. <…> Поэтому, как полагает ответчик, использование отдельных знаков на обложке книги нельзя признать нарушением исключительных прав на произведение (шрифт) в целом» (Постановление Суда по интеллектуальным правам от 12.12.2014 № С01–1268/2014 по делу № А40–20099/2014). СИП не согласился с такими доводами: «…авторские права распространяются, в том числе на часть произведения, если по своему характеру она может быть признана самостоятельным результатом творческого труда автора и выражена в какой-либо объективной форме <…> судам надлежит иметь в виду, что пока не доказано иное, результаты интеллектуальной деятельности предполагаются созданными творческим трудом. Ответчик, заявляя об отсутствии творческого характера использованной им части шрифта, не обосновал данный довод. Незаконное использование части произведения (шрифта), являющейся самостоятельным объектом гражданского оборота, означает нарушение исключительного права на само произведение, поскольку использование части произведения ‒ это фактически способ использования этого произведения» (Постановление Суда по интеллектуальным правам от 12.12.2014 № С01–1268/2014 по делу № А40–20099/2014).

Кроме того, СИП указал: «Утверждение заявителя кассационной жалобы о том, что элементы шрифта в отдельности не отражают творческого характера деятельности по их созданию по причине простоты и неотличимости от знаков другого шрифта, носит противоречивый характер, так как именно творческий характер, по мнению суда, обусловил применение ответчиком шрифта при оформлении обложки спорной книги» (Постановление Суда по интеллектуальным правам от 12.12.2014 № С01–1268/2014 по делу № А40–20099/2014). Таким образом, в указанном деле были рассмотрены два важнейших вопроса: является ли шрифт объектом авторского права в Российской Федерации и считается ли нарушением исключительных прав использование лишь части знаков шрифта (то есть признается ли часть символов шрифта отдельным объектом авторского права). На оба вопроса можно ответить утвердительно.

Подводя итоги, можно утверждать, что мировое сообщество, за некоторым исключением, признает шрифт объектом авторского права. Это вызвано в том числе тем, что в эпоху Интернета копирование и незаконное использование шрифтов стало проще, дешевле и безопаснее (в силу анонимности). Все это требует установления в законодательстве механизмов защиты прав создателей шрифтов, а также закрепления этих механизмов судебной практикой. Российское право отвечает вызовам времени, признавая шрифт объектом авторского права. Право США, будучи наиболее прогрессивным и гибким, в данном вопросе уступает большинству современных правопорядков, рассматривая объектом авторского права лишь компьютерную программу, воспроизводящую шрифт. При этом в США производится самое большое количество наиболее востребованных шрифтов. Поэтому остается надеяться, что за создателями шрифтов в США будет закреплен такой же объем прав, как и за создателями шрифтов в остальном мире.

Обратная связь:

Прикрепите файл (не более 4 Мб)
Нажимая на кнопку "Отправить", вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь c политикой конфиденциальности.
Все новости